Пол Воктор-Савой и песни одиночества a-ha

портрет пол воктор савойАвтор большинства песен a-ha и просто подавляющего большинства композиций с первых альбомов норвежского трио (Hunting high and low, Scoundrel days, Stay on these roads) Пол Воктор-Савой по праву может называться поэтом одиночества. Однако же в этой области неизбежно сталкиваешься со штампами. 

Автор песен a-ha

Для начала вот с этим: поэт одиночества. То есть ничего другого поэт не пишет, да? Давайте оговоримся сразу, что Воктор-Савой такой же многогранный человек, как и его коллеги. Как в принципе любой из нас. Вот если б мы могли подмечать и развивать свои таланты. Но это совершенно другая тема.

По справедливому замечанию коллеги, Пол Воктор – это мозг a-ha. Этот музыкальный коллектив, любимый миллионами во всём мире, родился благодаря его мечте. Авторитетные английские критики считают Воктора-Савоя одним из величайших композиторов ушедшего столетия.

Но, несомненно являясь супер-звездой, этот человек скромен и не любит повышенного внимания к своей персоне. В его глазах можно прочитать: давайте я займусь своим делом и не буду мешать вам, а вы не путайтесь под ногами у меня. Он ценит признание, а не внимание. Пол никогда не скажет вам, что он думает. Вам самим придётся разгадывать его творения. А об этом нет нужды беспокоиться: вы помните, это он написал почти все песни a-ha?

Пол Воктор в клечатой рубашке

Итак, он – Поэт. Поэт вообще подразумевает некую сумасшедшую и неприкаянную личность, а поэт одиночества имеет в своём активе ещё и то самое одиночество. Но опять же не будем обобщать. Образы придумываем мы сами, а другие люди не обязаны им соответствовать. Если подумать, то здесь и кроется большая часть обид. Вот потому и Пол не обязан быть таким, каким мы ожидаем или, более того, желаем его видеть. Всё дело во времени.

В середине 80-х было такое время, когда Пол был влюблён в американскую девушку Лорен Савой. Пол жил в Англии, а Лорен – в Америке. Кроме того, судя по всему, эта девушка была первой возлюбленной Воктора-Савоя. Так что легко вообразить чувства парня, которому приходится мириться с таким положением дел. Но здесь опять же не будет рассмотрена личная жизнь теперь уже семейной четы Вокторов-Савой, мы поговорим, как Пол излагал свои чувства на бумаге. Стихи эти становились песнями, которые потом пел другой человек, но от этого не пропадает отчётливое ощущение того, чьи чувства мы принимаем на себя.

Пол Воктор Савой и Лорен

Пол, Лорен и Фруде, или группа Savoy

Пол Воктор и Лорен Савой

Пол и Лорен

Поэзия одиночества в творчестве Пола Воктора

Начнём с того, что сам первый альбом был назван по песне, которая посвящена Лорен и которая до сих пор является одной из любимых у поклонников группы a-ha, которую они до сих пор с успехом исполняют на концертах. Исполняют, это уже слишком сильно сказано, в исполнении этой песни участвуют все посетители концерта. Песня называется Hunting high and low. Строчки звучат так:

I’m hunting high and low
And now she’s telling me she’s got to go away
I’ll always be hunting high and low
Hungry for you
Watch me tearing myself to pieces
(Hunting high and low, 1985)

 Это не простые стенания по поводу того, что она ушла, а твёрдо принятое решение, что она – и есть его счастье, что за счастьем он отправится на край света. На принятие такого решения несомненно требуется немалое мужество. Потому как: а где гарантия того, что там, на краю света, тебя кто-то ждёт? И всё же он принимает это решение.

I’m in this big world without you
Nothing to my name
I never knew that
Blue sky meant such pain.
(The blue sky, 1985)

Быть может, он и не один. Но бывает такое время, когда Время и Пространство смыкаются в одной точке, и в центре этой точки находишься ты сам. Что делать тогда? В тот момент, который может длиться даже месяцы или годы, когда рядом никого, не единой живой души, которая поняла бы. Редко кто в такой момент способен вырваться из точки «здесь и сейчас» и обозреть перспективу, взлетев в высоту голубого неба. Ведь как ни банальны бывают любовные истории, невозможно бывает поверить в отсутствие её оригинальности самим участникам событий. И он живёт, всё же живёт, но…

I’ve lived on borrowed strength
Now my supplies are cut
Though I’m older than my looks
And older than my years
I’m too young to take on
My deepest fears
(The blue sky, 1985)

На одолженную силу. Сознавая, что вернуть её потом будет безнадёжным делом. Он признает, что слишком быстро постарел от непереносимой боли.

We’re nothing apart
Let’s stay friends forever
Forever
(Here I stand and face the rain, 1985)

 Сознавая, что сила – это двое, осознавать, что она – часть тебя, вторая половина, которую ещё не вырвали, но готовы вырвать с корнем, зная, что никого не будет, жить дальше. Так жить дальше?

«Sleep…»you wrote «sleep, my dear»
In a letter somewhere
Oh, but how can I sleep with your voice in my head
And an ocean between us
And room in my bed

Yes, when she glows in the dark and I’m struck by the sight
I know that I’ll need this for the rest of my life
(The swing of things, 1986)

Реально ли отдать всё? И нужно ли тому человеку это всё? Почему почти всегда получается так, что стакан чувств того, к кому тянется сердце, меньше или больше твоего собственного и единственным выходом будет потеря. Несоизмеримость.

…down in the city at nights
The cold wind blows
(October, 1986)

Странник среди толпы никогда не спросит: сколько времени? Ему не нужны часы. И вовсе не потому, что счастлив он. Вряд ли. Точное время не имеет значения, на планете, где он засыпает, когда она просыпается, она — в Нью-Йорке, он — в Лондоне. Слушай песню ветра!

Wherever you may be right now
It must be getting late
You’re probably asleep already
I am wide awake
(October, 1986)

И рад бы повернуться, чувствуя за спиной слабую поддержку красного замёрзшего солнца, но идёшь дальше – в туман, в никуда. Сквозь жаркие слёзы, мгновенно замерзающие на морозе. И кажется, что вытерпишь всё. Только бы идти вперёд…

I don’t want to fall again
Don’t want to know this pain
Don’t want another friend
Don’t want to try again
Don’t want to see you hurt
Don’t let me see you hurt
I don’t want to cry again
(The Manhattan skyline, 1986)

Интересен вот такой факт: почти все песни Пола Воктора напоминают картину Эдварда Мунка «Крик». Не потому ли колотится сердце, слушая их? Не потому ли, слушая исповедь лирического героя, кажется, что всё происходит с тобой? Реалистичная картина художника-романтика…

гитарист пол воктор

How can you say
That I didn’t try
You know I did
(The Manhattan skyline, 1986)

Anybody home now
I am on the phone, oh I’d like to go back
Is it raining back home
I’m so alone
(Soft rains of April, 1986)

Не потому одиноки люди, что никого рядом нет, а потому, что не верят в возможность понять и принять. Боль не та гостья, которая уходит сразу. Она остаётся надолго.

It will make my last breath pass out at dawn
It will make my body dissolve out in the blue
Oh baby, what can we do.
(This alone is love, 1988)

Но лишь потому, что боль – это всё, что осталось… И вопрос стоит уже так: найдутся ли силы не превозмочь боль, а отказаться от неё? Отпустить…

Как хорошо, что такое тотальное одиночество встречается весьма редко в реальной жизни и всё больше в песнях или книгах. А представьте, что кто-то рядом с вами испытывает такие страдания. Не лучше ли быть более терпимым и бережным? А если этот кто-то ещё и поэт?

К сожалению, история докладывает печальные факты: к поэтам мы относимся более чем пренебрежительно. Оттого что они не такие как мы. А отличных лучше убрать, чтобы не смущаться, чтобы, не дай Бог, не закралась мысль, что мы-то сами вполне обычны. Но так ли велико различие? Поэты лишь видят мир по-другому и говорят другим языком. И опять же практика показывает, что памятники у нас ставят посмертно. Для того чтобы про тебя сказали хорошее, требуется совсем немного — умереть. Но, даже поставив памятник, люди не успокоятся, и пересуды продолжатся. Живые никогда ничего не прощают мёртвым.

a-ha награждены орденами

a-ha, однако, награждены высшей наградой у себя на родине, в Норвегии

Пол Воктор-Савой жив, слава Богу. Они пишет, занят любимым делом, женат на своей музе Лорен, и у них чудесный сын. Он познал семейное единение и творческое, как с любимой, так и с друзьями-коллегами. Всё хорошо. Надеюсь. Пусть так и продолжается. А я в уме держу заметку: он – гениален. Он – Поэт.

Семья Воктор-Савой на сцене

Семья Воктор-Савой на сцене

Об Авторе

Ariana

Меня зовут Анастасия, и я пишу статьи о путешествии, психологии и истории.

Добавить комментарий

<