Музыка 2015

music2015(1)В отличие от предыдущего года, большая часть 2015 прошла в домашней обстановке. А дома всегда хочется слушать что-то спокойное, давно знакомое, не отвлекающее внимание. Так что надо признаться откровенно, я как-то с головой ушла в нью-эйдж. Но тем не менее, некоторые музыкальные открытия все равно произошли, и о них я расскажу. 

music2015

Первое место в 2015 году отдаю норвежскому трио a-ha и их альбому Cast in steel. Как всегда есть что-то волшебное в союзе трех талантливых музыкантов с севера Европы. Новый альбом показал, как Магне Фурухолмен перераспределил ведущие роли в группе и незаметно превратился в лидера трио. Сказалось ли это на качестве музыки? Мне кажется, да! И теперь не только тотальный контроль Пола, но и свободный магнетизм клавишника рождают музыку. В прежних творениях группы мы слышали лишь отголоски гения Магне. Теперь он вышел на первый план. Что еще улучшилось? Голос вокалиста. Хотя, казалось бы, куда еще лучше? Но в последние годы было слышно, как Мортену будто скучно петь и поет он вполсилы. Но откуда-то нашлись скрытые резервы, и вновь он поет в полную силу. И конечно, это не может не сказываться на их общем творении, на a-ha. А Cast in steel, несмотря на название, вышел живым и подвижным.

 

Красивая и мудрая девушка Перукуа (Peruquoi), которая разъезжает по миру не только с концертами, но и с мастер-классами по вокальной йоге, обозначила свое особое отношение к России. Перукуа своим творчеством и жизнью рассказывает о возрождении людей, о воскрешении в них их собственной сущности. И она, познакомившись с русской культурой не посредством телевидения, а напрямую, через близких и друзей, поняла, что что-то неуловимое, что отличает нашу страну от других – это именно то, чего не хватает западной цивилизации, к которой принадлежит сама. Перукуа помогает, в основном женщинам, вернуться к самим себе, теперь она еще помогает людям вспомнить не только себя, но и какие-то сокровенные корни цивилизаций через свое пение, через доброту, которая светится в ее глазах, и через простую человечность, у которой нет цивилизационных границ.

 

Я давно выросла из песен Тейлор Свифт (Taylor Swift). Но я бы сказала одно – она-то сама из них не выросла. Она поет именно то, чем она живет. И если бы у меня была дочь-подросток и я жила бы в Штатах, я бы ей сказала: дочка, слушай Тейлор Свифт, она плохого не посоветует.  В наши дни уже приятно удивляешься, когда видишь вокруг порядочных людей. Я, например, удивилась строчке: хватит глазеть на меня, у тебя же девушка есть, и она скучает, вот и позвони ей.  Кто-то назовет это скучным, а я – человечным.

Так что не могу не сказать, что Тейлор Свифт в самом деле стала для меня открытием. И я прослушала все ее альбомы, которые она выпустила к этому моменту. Однако в фонотеке у себя оставила лишь два последних: припопсенное кантри  Red и поп-музыка 1989. Каждый из этих альбомов абсолютно честен: хотела мисс Свифт записать кантри на стыке с попсой – так и вышло. Решила уйти в поп-музыку окончательно – тоже получите и распишитесь. Не больше и не меньше. Без претензий. И пусть это не самое яркое явление, которое может быть в музыке, но оно в самом деле подкупает искренностью и честностью. А, как я говорила, в нашем мире это уже редкость. И пусть Тейлор звучит из каждого утюга и бьет различные подростковые рекорды, хуже от этого музыка ее не становится. Лучше – посмотрим на следующий альбом.

 

С английской группой Bent меня познакомили друзья, и их неспешный и магический ритм затянул меня. Приятно включить незатейливые, но приятные мотивы их песен и релаксировать, размышляя над чем-то. В качестве фона  Bent, Пожалуй, просто лидеры своего направления!

 

А в Техасе сплетает воедино американскую и мексиканскую культуры волшебница Патрисия Вонне (Patricia Vonne). В первую очередь Патрисия известна как исполнительница песни Traeme paz.  Она одинаково чувственно и проникновенно поет как на английском, так и на испанском. И в ее песнях всегда находится место образам старой американо-мексиканской войны, опасности границы, гордых и смелых девушек. Ее голос очень кинематографичен. И в этом, видимо, и ее талант Патрисии – она сказительница по своей сути. Так что если вы поклонник сочных латинских мотивов, то вы Патрисию Вонне либо уже знаете, либо мгновенно полюбите.

 

А в Индонезии есть свое чудо. На острове Ява, в Джакарте, родилась Анггун (Anggun), в одиночестве представляющая свою родину на арене мировой музыки. Начинавшая свою карьеру, как рок-певица, в скорости Анггун превратилась в прекрасную диву. Ее рок-материал можно услышать на ранних альбомах и на родном языке певицы. Однако на покорении Индонезии она не остановилась. Анггун жила в Англии и Франции, и выпустила несколько альбомов как на английском, так и на французском языках. Ее самый известный хит – это страстная баллада Snow on the Sahara.

Для себя я выделяю два первых интернациональных альбома певицы –  Snow on the Sahara и Chrysalis, которые написаны с явным влиянием world-музыки. Там и материал достойный, и голос певицы поражает. А первый альбом так вообще заканчивается кавером на бессмертную песню Дэвида Боуи Life on Mars? И с песней этой Анггун справляется как технически, так и эмоционально, что несомненно ставит ее в один ряд с величайшими певицами нашего мира.

 

В 2015 году порадовала своих фанатов и Милен Фармер (Mylene Farmer), которая выпустила новый альбом Interstellaires, записанный без участия постоянного автора Лорана Бутонны.

Альбом однако получился цельным, хоть и непривычно простым. Конечно, главной ценностью феномена Милен (кроме ее личности, разумеется!) являлись те полутона, на которых строил музыкальное оформление Лоран Бутонна.

Теперь Милен приходится обходиться без него. Иначе, несмотря на гениальность Бутонна, она рисковала стать певицей единого образа. Жизнь ведь идет, люди меняются, так почему бы и Милен не спеть то, что ее волнует именно сейчас? Но чего у нее не отнять, так это удивительного симбиоза свободы, вечной юности и застенчивости, которые неизменно проявляются в ее творчестве – как музыкально, так и лирически и идейно.

 

Шведский дрим-поп дуэт Say Lou Lou и его дебютный альбом Lucid dreaming сразу зачислил девушек в лидеры жанра. Как кажется, они пришли не очень заметно, но очень серьезно. Как и положено в дрим-попе, музыка показывает отстраненность от реальности, но тексты как раз цепляются за бренную землю цепкими коготками. Оттого и возникает диссонанс, который приковывает внимание к дуэту. В альбоме есть песни, которые вы  возможно слышали в клубах, и под которые можно погрустить при приглушенном свете, вспоминая свои печальные любовные истории.

 

И уж совсем неожиданным стал релиз дебютного альбома всем известного актера Дэвида Духовны (David Duchovny) под названием Hell or highwater. Вполне привычно, что актеры иногда поют – кто удачно, кто не очень – в целом верна поговорка, что талантливый человек талантлив во всем. Но все же… От Духовны этого уж точно мало кто ожидал. Особенно того, что его работа будет так неожиданно хороша. И что, несмотря на его слабый голос, именно он и будет нужен в такого рода песнях, от которых одновременно веет и Бобом Диланом, и Брюсом Спрингстином. А уж за лирику и переживать не стоит – Духовны настоящий поэт!

 

Аланна Майлз (Alannah Myles) и ее бессмертная Black velvet как ни странно пришли в мой мир только недавно. Однако начала я знакомство с ней с альбома 2007 года, который и раскрыл для меня разнообразие таланта Аланны.

 

У Лайтс (Lights) есть одно замечательное свойство. Она каким-то магическим способом врывается в воспоминания и становится частью чего-то светлого и дорогого. И таким образом ее песни постоянно возвращают меня в «то самое счастливое время». И то, что новый альбом Little machines проделывает то же самое, что и ее прежние работы – воскресает воспоминания все о том же времени, — говорит лишь о том, что у канадки есть свое собственное узнаваемое лицо. Хорошо это или плохо, знать нам не дано. Для маркетинга – хорошо, для развития – увидим, как говорят, позже.

 

 

К сожалению, сейчас, когда я пишу эти строки, уже случилось главное и печальное событие следующего года (2016). От нас ушел Дэвид Боуи. И я, конечно, не могу не сказать об этом. Дэвид буквально для всех был вдохновением и первопроходцем. Моим удивлением было, сколько совершенно разных людей абсолютно искренне написали о том, что значила для них музыка Боуи и его бесконечно меняющийся образ. И в этом я вижу то самое единение, которого так долго не хватало. Хоть повод и трагичный, но все же Дэвид вновь объединил поколения музыкантов и их слушателей.

Подруга прислала мне слова своего друга о том, что у каждого из нас в жизни есть какой-нибудь Дэвид. А вот Боуи у всех нас, у Вселенной, единственный!

Закончу обзор не новой песней Дэвида (об этом я напишу через год), а той, с которой для меня, (как и ты миллионов других) начался полет во Вселенную Боуи. Пусть это не самая первая изданная им песня, как многие знают, но именно она стала новой межой для всей Музыки XX века.

 

 

Об Авторе

Ariana

Меня зовут Анастасия, и я пишу статьи о путешествии, психологии и истории.

Добавить комментарий

<